Доходность и рентабельность

Анализ и оценка доходности и рентабельности

Рентабельность совокупных активов характеризует эффективность использования всего имущества предприятия. Увеличение показателя на 39.3 % свидетельствует о растущем спросе на товары и о накоплении активов, что является положительным.

Рентабельность внеоборотного капитала характеризует эффективность использования основных средств организации, определяя, насколько соответствует общий объем имеющихся основных средств масштабу бизнеса организации. Эффективность использования внеоборотного капитала возросла на 123.1 %, что может свидетельствовать как о полной загрузке оборудования и отсутствии резервов, так и о значительной степени физического и морального износа устаревшего производственного оборудования.

Рентабельность оборотного капитала отражает эффективность использования оборотного капитала организации. Он определяет сколько рублей прибыли приходится на один рубль, вложенный в оборотные активы. Коэффициент рентабельности оборотного капитала в отчетном периоде возрос на 41.7 и составил 35.5 %, что говорит о росте эффективности использования оборотного капитала и уменьшении вероятности возникновения сомнительной и безнадежной дебиторской задолженности, снижении степени коммерческого риска.

С точки зрения акционеров важнейшей оценкой эффективности вложения средств является наличие прибыли на вложенный капитал. Показатель прибыли на вложенный акционерами (собственниками) капитал, называется рентабельностью собственного капитала. В отчетный период рентабельность собственного капитала увеличилась на 61.9 пунктов, т.е. отдача на инвестиции собственников возросла, что увеличило инвестиционную привлекательность данного предприятия.

Рентабельность вложенного капитала (рентабельность инвестиций) характеризует эффективность операционной и инвестиционной деятельности компании; показывает, насколько грамотно работают менеджеры с заемным и с собственным капиталом. Увеличение данных показателей говорит о целенаправленной политике предприятия направленной на повышение эффективности использования капитала.

Рентабельность перманентного капитала отражает эффективность использования капитала, вложенного в деятельность фирмы на длительный срок. Отмечается рост данного показателя на 71.4%, что, несомненно, является положительным результатом.

Рентабельность заемного капитала отражает величину прибыли, приходящейся на каждый рубль заемных средств. В отчетном периоде рентабельность заемного капитала находится на уровне 70.7%.

Рентабельность расходов по обычным видам деятельности отражает величину прибыли от продаж, приходящуюся на каждый рубль общей величины расходов по обычным видам деятельности (себестоимости производства и реализации). В отчетный период прибыль с каждого рубля, затраченного на производство и реализацию продукции составила 10.6%, что на 11.5 пункта выше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Таким образом, эффективность производственной деятельности (окупаемость издержек) возросла.

Рентабельность совокупных расходов – это величина чистой прибыли, полученной организацией за анализируемый период, приходящаяся на каждый рубль величины совокупных расходов. Окупаемость издержек возросла на 9.2 копеек чистой прибыли на рубль совокупных затрат.

Рентабельность производств представляет собой величину прибыли, приходящуюся на каждый рубль себестоимости проданной продукции (производственных расходов). Наблюдается рост рентабельности производств.

Рентабельность продаж характеризует эффективность предпринимательской деятельности: сколько прибыли имеет предприятие с рубля продаж. Валовая рентабельность отражает величину валовой прибыли, приходящейся на каждый рубль выручки от продаж. При оценке значений данных показателей следует иметь в виду, что динамика соотношений доходов и расходов зависит не только от эффективности использования ресурсов, но и от применяемых на предприятии принципов ведения учета.В рассматриваемом случае отмечается рост показателя рентабельности продаж на 10.5%, что, несомненно, является положительным результатом.

Доля валовой прибыли в выручке при этом возросла на 1.3% и составила 58.7%.

Абсолютные и относительные параметры дохода. Источники информации о доходах и расходах населения.

⇐ ПредыдущаяСтр 43 из 44

  1. I. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ — ОТ ТЕХНОЛОГИЙ К ИНФОРМАЦИИ
  2. Абсолютные величины
  3. Абсолютные величины, их виды и единицы измерения
  4. АБСОЛЮТНЫЕ И ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ
  5. Абсолютные и относительные величины
  6. Абсолютные и относительные статистические величины
  7. Абсолютные показатели
  8. Абсолютные показатели вариации
  9. Абсолютные скорости изменения критериев оценки УБП

Относительный и абсолютный доход

Абсолютный доход измеряется с помощью денежных едениц. Относительный доход

измеряется двумя величинами: денежные еденицы и время. Концепция заработка «в

месяц» или «в год» условна и может быть обманчива. Относительный доход должен

согласовываться с минимальной суммой (у каждого она своя), необходимой для

достижения ваших целей. Именно относительный доход является критерием богатства для

всех успешных людей.

Разница между абсолютным и относительным доходом весьма существенна. Например,

если вы зарабатываете 30 тысяч в день, а я 15 тысяч, то ваш абсолютный доход выше

моего. Но вы потратили 10 часов на то, чтобы заработать эту сумму, а я всего два часа.

Следовательно, вы за час зарабатываете 3 тысячи, а я 7 500. Т. о. мой относительный

доход больше вашего в два с половиной раза. Но наш относительный доход, должен

постоянно расти, чтобы мы могли достичь поставленных целей.

Перекрестные данные показали положительную корреляцию между доходом и

субъективным благополучием. Чем ниже абсолютный уровень дохода, тем выше

положительная корреляция между субъективным благополучием и собственным

абсолютным доходом. Другими словами, относительный доход является более важным

для субъективного благополучия среди людей в более богатых странах, чем в более

бедных странах.

Политика должна концентрировать внимание на сокращении абсолютной бедности.Однако в менее бедных стран, политика должна также рассмотреть вопросы о неравенстве

доходов, но также определение порогового уровня, где относительные доходы начинают

влиять на субъективное благополучие, является важной областью для будущих

исследований.

34. Типы неравенства. Количественные характеристики неравенства: коэффициент дифференциации, коэффициент Джини, кривая Лоренца.

Количественные характеристики неравенства

Коэффициент Джини — статистический показатель степени расслоения общества

данной страны или региона по отношению к какому-либо изучаемому признаку.

Наиболее часто в современных экономических расчётах в качестве изучаемого признака

берётся уровень годового дохода. Коэффициент Джини можно определить как

макроэкономический показатель, характеризующий дифференциацию денежных доходов

населения в виде степени отклонения фактического распределения доходов от абсолютно

равного их распределения между жителями страны.
Кривая Лоренца

Кривая Лоренца является одним из методов, используемых для оценки масштабов

доходов различных групп населения, которая позволяет определить, насколько реальное

распределение доходов населения отличается от абсолютных равенства и неравенства.

Кривая Лоренца представляет собой графическое представление неравенства

распределения богатства или мера социального неравенства. Это график, показывающий

долю предпола-гаемого распределения значений по нижней оси Y (%). Он часто

используется для представления распределения доходов, где он показывает на нижней оси

х % домохозяйств, какой процент у % от общего дохода, который они имеют.

При полном равенстве в распределении доходов «кривая Лоренца» представляла бы собой

прямую и, наоборот, кривизна усиливается по мере роста неравенства. Совершенно

справедливое распределение доходов будет то, в котором каждый человек имеет

одинаковый доход. Это может быть изображено прямой «у» = «х»; так называется «линия

полного равенства.»

В соответствии с современной экономической теорией нежелательно как абсолютное

равенство в распределении доходов, так и резкий разрыв в уровне жизни различных групп

населения.

Абсолютное равенство в доходах не стимулирует производительный труд, поэтому

определенное неравенство доходов является крайне важным средством поощрения

трудовой активности людей.

Но если же на долю 40 % населения приходится менее 12-13 % общей суммы доходов

страны, то такой перекос вызывает резкое недовольство малоимущих граждан и может

быть чреват социально-экономическими и политическими потрясениями. Основными

инструментами, с помощью которых государство регулирует различия в доходах разных

социальных групп, являются прогрессивное налогообложение, налоги на имущество, а

также система социальных выплат.

Коэффициент доходности

Чем больше значение коэффициентов, тем лучше финансовое состояние организации, поскольку они используются для оценки способности субъекта хозяйственной деятельности получать доход, его надежности, платежеспособности и эффективности. Показатели доходности также известны как «коэффициенты рентабельности».

Группы

Коэффициенты рентабельности указываются, как правило, в процентном выражении (результат умножается на 100) и делятся на:

  • коэффициенты маржи, которые определяют способность фирмы получать прибыль от продаж на разных этапах измерения (маржа чистой, операционной или валовой прибыли). Эти параметры показывают взаимосвязь между прибылью и продажами;
  • коэффициенты возврата, применяемые с целью оценки уровня эффективности компании в использовании ее активов, собственного капитала для получения прибыли и возврата ее акционерам. Соотношение коэффициентов этой группы показывает взаимосвязь между прибылью и инвестициями.

Виды

В финансовом анализе используются различные коэффициенты рентабельности, наиболее распространенными из них являются:

  • Маржа валовой прибыли (также называемый «коэффициент доходности по валовой прибыли»), рассчитываемая как сумма валовой прибыли, разделенная на совокупный доход от продаж. Этот параметр показывает размер дохода от продаж за вычетом стоимости проданных товаров, который приходится на 1 денежную единицу выручки.
  • Маржа операционной прибыли (также известный под названием «коэффициент доходности по операционной прибыли»), представляющая собой отношение операционной прибыли к доходу от продаж, которое измеряет процент дохода от продаж за вычетом стоимости реализованной продукции и операционных затрат, получаемый из каждой денежной единицы выручки.
  • Маржа чистой прибыли (другое название — «коэффициент чистой прибыли») — соотношение чистой прибыли и дохода от продаж, с помощью которого измеряется процент прибыли после налогообложения, полученный из каждой денежной единицы товарооборота.
  • Коэффициент доходности активов — процентное соотношение чистой прибыли и балансовой стоимости активов, которое показывает, насколько интенсивно компания генерирует доход от своих внеоборотных и оборотных средств. Чем больше фирма имеет активов, тем больше продаж и в итоге прибыли она может получить. Если прибыль растет быстрее, чем активы, отдача от них увеличивается.
  • Коэффициент доходности собственного капитала — параметр, выражающий процентную долю чистой прибыли по отношению к собственному капиталу. Это соотношение дает представление о размере прибыли, доступной для акционеров, т. е. оценивает возможность получения дохода от инвестиций, вложенных в акции компании. Чем выше коэффициент, тем выгоднее для акционеров и инвесторов вложения.

Информация, используемая для расчета коэффициентов рентабельности, содержится в бухгалтерском балансе, отчете о финансовых результатах. Эти показатели сравниваются с данными предыдущих аналогичных периодов или с другими предприятиями одной отрасли промышленности.

Коэффициенты доходности определяют прибыльность фирмы в отношении ее продаж или инвестиций. Возрастающая тенденция этих соотношений свидетельствует о снижении расходов, повышении производительности и эффективности управления предприятием.

Анализ доходности предприятия

Финансовая устойчивость предприятия, с одной стороны, является необходимым условием его устойчивого функционирования и развития, а с другой стороны, отражает эффективность функционирования через его доходность, которая оценивается с помощью системы следующих показателей рентабельности: рентабельность активов;

  • — рентабельность оборотных активов;
  • — рентабельность инвестиций;
  • — рентабельность собственного капитала;
  • — рентабельность проданной продукции.

Под прибылью понимается превышение доходов над расходами. Рентабельность отражает отдачу на вложенный капитал, используемый ресурс. Поэтому при расчете рентабельности сопоставляется прибыль с соответствующими се получению факторами: всей совокупностью активов, совокупностью оборотных активов, инвестиций, вложенного собственниками капитала, реализацией от продажи продукции, выполнения работ, оказания услуг.

Рентабельность финансовых вложений оценивается для удовлетворения интересов определенных групп инвесторов.

Важнейшим показателем в анализе доходности предприятия с позиций всех инвесторов, как внешних, так и собственников предприятия, является общий показатель рентабельности активов (Кра), который показывает, сколько чистой прибыли в отчетном году получено с одного рубля, вложенного в активы предприятия, и рассчитывается по формуле

Данный показатель позволяет оценить целесообразность вложения средств в отрасль, в которой функционирует предприятие.

Рентабельность оборотных активов (Кроа) отражает величину чистой прибыли в отчетном году, полученной с одного рубля, вложенного в оборотные активы предприятия, и рассчитывается по формуле

Рентабельность инвестиций (Кри) отражает величину прибыли до налогообложения, полученную за отчетный период в результате финансирования приобретения средств предприятия. Инвестирование деятельности предприятия означает привлечение собственных источников и привлеченных источников финансового характера, т.е. за исключением краткосрочной кредиторской задолженности. Это и определяет порядок расчета рентабельности инвестиций:

Рентабельность инвестиций позволяет оценить доходность долгосрочного капитала и, соответственно, целесообразность вложения капитала в деятельность данного предприятия.

Данный показатель характеризует также качественный уровень управления инвестициями. Поскольку предприятие не может влиять на сумму уплачиваемого налога, то использование в числителе прибыли до налогообложения, обеспечивает более объективную характеристику уровня управления инвестициями в предприятии.

Рентабельность собственного капитала (Крск) характеризует способность вложенных собственниками предприятия средств генерировать прибыль и показывает величину прибыли, приходящуюся на один рубль вложенных в предприятие собственниками средств. Поэтому данный показатель особенно интересен для инвесторов. Рентабельность собственного капитала рассчитывается по формуле

Сопоставление показателей рентабельности активов и рентабельности собственного капитала позволяет определить степень использования предприятием финансовых рычагов (займов и кредитов) с целью повышения уровня доходности. Отдача собственного капитала повышается, если удельный вес заемных источников в общей сумме источников формирования активов возрастает.

Рентабельности проданной продукции (Кр11) отражает величину прибыли, приходящуюся на один рубль стоимости реализованной продукции по отпускным ценам, и рассчитывается по формуле

Данная формула показывает, какую прибыль имеет предприятие с каждого рубля продаж. Данный показатель рентабельности может быть определен как в целом по предприятию, так и по территориальным (места расположения обособленных подразделений и места сосредоточения основных покупателей) и продуктовым сегментам.

Рентабельность продукции, рассчитанная в целом по данной организации, зависит от трех основных факторов:

  • — от изменения структуры реализованной продукции. Увеличение удельного веса более рентабельных видов продукции в общей сумме продукции обусловливает рост уровня рентабельности продукции;
  • — величина себестоимости продукции обратно пропорциональна уровню рентабельности продукции;
  • — уровень отпускных цен прямо пропорционален уровню рентабельности продукции.

Данный показатель характеризует уровень конкурентоспособности продукции предприятия, поскольку снижение рентабельности реализованной продукции связано также со снижением спроса на нее.

Между показателями рентабельности активов, оборачиваемостью активов и рентабельностью реализованной продукции существует следующая связь:

Рентабельность активов = оборачиваемость активов х рентабельность проданной продукции.

Как видим, чистая прибыль предприятия с каждого рубля средств, вложенных в его активы, зависит от скорости оборачиваемости средств и доли чистой прибыли в выручке от объема продаж.

Уровни реализации

Эффективное государственное управление, помимо прочего, опирается на способность:

• понимать тенденции, возможности и вызовы;

• использовать это понимание как основу для принятия решений и выделять ресурсы в поддержку исполнения этих решений;

• реагировать без промедления на изменения обстановки и на кризисы; и наконец,

• выявлять стратегические варианты будущего развития событий и готовиться к ним.

Эти соображения относятся к трем уровням деятельности государства.

На стратегическом уровне принимаются основные политические решения, относящиеся к общественному договору между правительством и его электоратом и к реализации государственной программы в целом. Внешние факторы (такие, как перебои с поставками нефти, неблагоприятные погодные условия, болезни, войны и отдельные личности) порой играют здесь ключевую роль, наряду с некоторыми эндогенными факторами (например, сбои в работе ключевых государственных служб). На этом уровне часто решения принимаются в условиях фундаментальной неопределенности (могущественный руководитель иностранного государства еще не принял важное решение; невозможно предсказать, какими будут последствия стихийного бедствия).

Программный уровень – тот, на котором формируется значительная часть государственной политики. Принимаются решения о государственных закупках и приобретениях, о финансировании, организационных моментах, о создании новых проектов, о качестве услуг и непрерывности функционирования бизнеса. На этом уровне неопределенность не так велика, поскольку уже установлены основные стратегические параметры, а риски (такие, как неожиданный спрос на услуги, неграмотно составленные контракты, завышенные целевые показатели, сокращение бюджетных ассигнований, масштабные забастовки или сбой компьютерных систем) происходят чаще из внутренних, а не из внешних источников.

Операционно-проектный уровень – это уровень непосредственного оказания услуг. Здесь существуют еще более четкие указания о том, что следует делать, а решения принимаются в основном по техническим вопросам: в области управления имеющимися ресурсами, соблюдения графика работ, взаимоотношений с поставщиками и партнерами, развития инфраструктуры. Риски (например, связанные с необходимостью уложиться в смету и сроки, обеспечив качество; с привлечением квалифицированных кадров; с получением от подрядчиков всего, за что им было заплачено, в оговоренном объеме и нужного качества) на этом уровне чаще всего носят внутренний характер, помимо случаев, когда исполнителем проекта является партнер.

Хотя каждый из этих трех уровней обладает своими отличительными характеристиками, общими для всех трех являются следующие принципы:

• риски должны выявляться и оцениваться с четким указанием ответственности за риск и обязанностей по принятию мер — идентификация;

• формируется суждение о важностирисков — ранжирование;

• в некоторых случаях рассматриваются меры по снижению риска и составляются альтернативные планы действий для непредвиденных ситуаций;

• проводится анализвоздействия принятых мер на статус риска и по результатам составляется отчет;

• информация и решения должныэффективно доводиться до сведениясоответствующих аудиторий.

На более высоких уровнях риски зачастую трудно выявить, они потенциально более разрушительны, труднее поддаются количественной оценке и менее стабильны. Для выявления этих рисков требуется больше усилий и средств, оценка рисков нередко опирается в большей степени на суждение, нежели на поддающиеся измерению фактические данные, а меры по снижению риска и планы действий в непредвиденных обстоятельствах не столь конкретны и устойчивы. Особенности такой ситуации — например, когда для выявления рисков требуется использование методики «сканирования горизонта» или ей подобной, которые будут рассмотрены ниже.

Следующий важный вопрос — методология регулирования риска в ключевых процессах принятия государственных решений. Во многих случаях принятие решений происходит в контексте одного из основных процессов государственного управления. К примерам относятся:

• процесс формирования политикии анализа государственных расходов (стратегический уровень);

• бизнес-планирование,управление программами (программный уровень);

• управление службамии проектами (операционный/проектный уровень).

В определенной степени во всех этих процедурах принятия решений используются такие аналитические инструменты, как оценка инвестиций и оценка регулирующего воздействия (RIA). В большинстве руководств по процессам принятия государственных решений уже упоминается о рисках. Но эта сторона решений не всегда достаточно разработана и не основана на общей модели. Некоторые министерства и ведомства европейских государств уже внедрили оценку риска во многие свои процессы планирования. Однако практика различна, и фактор риска не всегда достаточно учитывается с начальных этапов разработки стратегических вариантов политики и принятия политических решений.

Министерства и ведомства должны более тщательно подходить к выявлению рисков и управлению рисками при разработке и реализации политики.

Хотя растет понимание необходимости учитывать риск при принятии решений, а в некоторых областях существуют обязательные процедуры, такие как оценка регулирующего воздействия, основные бизнес-процессы не всегда придают достаточный вес анализу рисков. Риск по-прежнему воспринимается как отдельная от стратегического управления проблема, что на наш взгляд, неправильно. Как было показано в предыдущих разделах (2.1-2.3), риск как экономическая категория является неотъемлемой частью всех протекающих в обществе социально-экономических процессов. Ведомственные коллегии ЕС при анализе вопросов регулирования рисков часто отмечают, что хотя по некоторым направлениям достигнут прогресс, тем не менее, в «проектах управления изменениями, при анализе инвестиций и обосновании проектов и программ учет рисков осуществляется лишь время от времени», а «в области политики часто не носит систематического характера, а порой и не упоминается». Учет и анализ риска «должен стать ключевым компонентом процесса формирования политики, чтобы служить совершенствованию этого процесса», и риск должен упоминаться явным образом, — отмечается в отчете Комиссии.

Риск, безусловно, неявно учитывается во многих процедурах, но в этом случае невозможно проводить анализ или сравнение, чтобы установить единство подхода. В этой связи возникают следующие основные моменты, требующие внимания:

• раннее выявлениеи оценка рисков на этапах выбора стратегических вариантов и разработки политики;

• более широкая сфера оценки риска, включающая такие «не поддающиеся точной оценке» области, как восприятие риска обществом и мнение заинтересованных сторон;

• стабильность внешней обстановки и политическийриск, наряду с рисками, более поддающимися количественному выражению (финансовыми и экономическими), и наличие актуальной информации;

• постоянная переоценка риска и возможностей.

По мнению Я. Филопулоса, работу которого цитировали ранее, отсутствие явного упоминания о рисках и управлении ими продолжает вызывать серьезную озабоченность. «Это противоречит принципу подотчетности, поскольку часто не остается какого-либо поддающегося проверке свидетельства того, что риск вообще рассматривался и был учтен, а значит, не представляется возможным постоянно проверять и анализировать суждения в отношении риска. Это неизбежно создает трудности для министерств, когда они отчитываются перед Комитетом по распределению государственных средств Великобритании (PAC). Сам Комитет отмечал это в нескольких своих докладах, и не исключено, что именно этот фактор сдерживает инновации и улучшение работы служб, поскольку подрывает веру в то, что новаторские подходы поддаются эффективному управлению».

Главными барьерами, мешающими эффективной оценке риска при принятии решений, являются следующие:

• отсутствие планирования– часто решения приходится принимать в спешке, а оценка риска была бы неполной и неточной при отсутствии готовой информации и невозможности предвидеть, какие проблемы могут возникнуть;

• ограниченность ресурсов–планирование рекомендуется проводить на основе оптимальных допущений;

• короткие горизонты планирования–по традиции министры больше внимания уделяют официальным заявлениям, чем долгосрочной реализации программ и оказанию услуг, в процессе которых можно было бы понять существующие риски (хотя сейчас ситуация меняется, поскольку все больший акцент делается на практической работе);

• недостаток высококачественнойактуальной информации;

• недостаток у ведомства квалифицированных кадров,опыта и инструментария;

• трудность точной оценки рисков и возможностей и достижения разумного баланса между ними,а также взвешивания, к примеру, финансовых и других видов рисков;

• боязнь неудачи,препятствующая инновациям;

• политический дискомфорт(в некоторых случаях в связи с необходимость открытого признания риска).

Многие из этих факторов, действуя в сочетании, приводят к отсутствию достаточного спроса на оценку риска, в том числе и в российской практике. Эти барьеры необходимо преодолеть, действуя практическими методами. Они демонстрируют необходимость обеспечить адекватную и актуальную оценку рисков и сформировать справочную базу данных, чтобы принимающие решения руководители и их консультанты имели в своем распоряжении все необходимое, а также создать стимулы и организационную культуру, которая поддерживает хорошо продуманный (т. е. допустимый) риск.

Еще один способ обеспечить наличие нужной информации в нужное время – это сделать анализ риска обязательной частью существующих процессов планирования и принятия рабочих решений. Это уже делают в некоторых странах, например, в Германии и Франции, где с 1997/98 гг. «руководители государственных служб должны включать компонент риск-менеджмента в стратегическое и операционное планирование, использовать активный подход и соответствующим образом формировать организационную культуру как часть деятельности по усилению ориентированности французского и немецкого правительства на результаты.» Комиссии государственных служб в настоящее время разрабатывает концептуальную основу планирования, куда входят стратегии, возможности и управление рисками.

Для решения этой проблемы в Великобритании, предлагается ввести порядок, по которому в основе всех важных правительственных решений должна лежать систематическая оценка риска и возможностей. В целом рекомендуется проводить оценку рисков наряду с оценкой пользы и издержек, в связи со всеми основными рабочими процессами (включая анализ расходов, формирование политики, бизнес-планирование, управление проектами и программами, управление эффективностью работы и анализ инвестиций), где она на данный момент не проводится. В результате будет получен материал для регулярного рассмотрения рисков коллегиями министерств. Это соответствует инициативе Стратегического отдела Администрации Премьер-министра – головной структуры системы регулирования рисков, которая уже ведет к тому, что коллегии или подчиненные им структуры должны будут регулярно рассматривать вопросы риска. (Министерство может назначить члена коллегии ответственным за текущий учет рисков, а независимые члены коллегии будут играть важную роль оппонентов). К примеру, в штабе командования Министерства обороны Великобритании формируется порядок управления рисками, при котором вопросы риска ежемесячно обсуждаются между членами коллегии, исполняющими функции сторонников риска и их оппонентов. Наряду с этим действует порядок проведения каждые шесть месяцев формального анализа зарегистрированных рисков с участием Комитета по аудиту под председательством независимого директора. Это становится общим подходом. Исходя из этого опыта, рекомендуется регулярно рассматривать стратегические риски на уровне коллегий министерств и ведомств и Управляющей коллегии государственной службы (CSMB), когда это уместно. Ответственность за управление рисками и отчетность о рисках должны отражаться в отчетности о выполнении планов и задач. Независимые директоры должны играть важную роль, помогая выявлять стратегические риски и высказывая независимое мнение о существующем уровне риска и адекватности принимаемых мер в связи с этим рисками.

Формирование рисковой политики является важнейшей стратегической задачей построения системы регулирования рисков на макро-уровне. Формирование политики – это процесс, с помощью которого государство транслирует свое политическое видение и приоритеты в программы и действия, призванные привести к конкретным результатам. Когда вопросы риска не рассматриваются явным образом при формировании политики и принятии решений, могут возникнуть серьезные проблемы, негативное воздействие которых испытает на себе население, а возможности принять риск и получить высокую отдачу будут упущены из-за неуверенности в способности государства справиться с возможными угрозами. Однако во многих областях в настоящее время отсутствует формальное и обязательное требование анализа рисков. Некоторые приоритетные направления политики реализуются без необходимого учета рисков, что часто приводит к чрезмерным затратам. На наш взгляд, включение в управляющие технологии методов риск-менеджмента является заметным резервом управления государственных структур.

Более систематический подход к формированию политики помогает значительно снизить уровень неудач, которых можно избежать. Поэтому рекомендуется включать в процесс формирования политики относительно широкий и соответствующий уровню политики анализ риска, чтобы адекватно рассмотреть все аспекты политических предложений, прежде чем они станут основой для действий.

Государственные ведомства, ответственные за проведение реформы государственных служб, должны одновременно отвечать за улучшение реализации проектов и оказания услуг. Они сделают значительный шаг вперед в этом направлении, систематически оказывая поддержку ведомствам в осуществлении адекватного планирования, прежде чем о новой политике будет широко объявлено.

Кроме того, рекомендуется установить единое общее требование анализа рисков — возможно, в форме развернутого экспертного анализа (peer review), проводимого сотрудниками отдела оценки риска в каждом государственном ведомстве. Конкретный порядок проведения таких экспертных оценок должен дополнительно обсуждаться с Постоянными секретарями отделов оценки рисков. Несколько ведомств уже позитивно отреагировали на этот принцип, но озабочены вопросом о том, какие дополнительные ресурсы им потребуются и как избежать дублирования других процедур (таких, как RIA – оценка регулирующего воздействия). В ЕС внутренняя экспертная оценка (peer review) была введена в 2004 г. и проводится на протяжении всего жизненного цикла проектов и программ. Такая проверка и одобрение необходимы каждый раз перед началом очередного этапа работы. Входная проверка (Gate Zero, нулевой уровень) – это стратегическая оценка с целью убедиться в целесообразности предлагаемых нововведений.

Предлагается в ходе такой проверки рассмотреть, был ли выявлен и оценен риск всех предложенных вариантов политики; достаточно ли надежны план смягчения негативных последствий и план действий в случае непредвиденных обстоятельств, и убедиться, что все сделанные допущения анализируются и проверяются в контексте вероятных сценариев будущего развития событий. Эти компоненты могут быть включены в существующие процедуры оценки, если таковые имеются — например, в оценку регулирующего воздействия (RIA) и оценку инвестиций. Эти процедуры подлежат внешней проверке, и если предлагаемый компонент будет включен в их состав, исчезнет необходимость многократных экспертиз одного и того же предложения.

Возможно также при проведении проверки «нулевого уровня» воспользоваться «Концептуальной основой оценки эффекта политики», разработанной в Великобритании Отделом оценки регулирующего воздействия (RIU), или «Комплексной методологией оценки политики», которая прошла экспериментальную проверку в Администрации Вице-премьера/Министерстве транспорта (ODPM/DfT) (благодаря чему есть возможность оценивать политику с точки зрения экономических, социальных и экологических воздействий и дистрибутивных категорий). В ходе этой детальной совместной процедуры оценки министры получают открытые и честные рекомендации относительно рисков, связанных с конкретными решениями, и в результате могут улучшить качество принимаемых решений и обеспечить разумный баланс между угрозами и возможностями в контексте приемлемости риска в данной области государственной политики.

В основе каждой экспертной оценки должно лежать конкретное и полное, без умолчаний, определение имеющихся рисков и возможностей в связи с реализацией той или иной политики с учетом при необходимости мнения всех заинтересованных сторон. Сюда должно входить выявление рисков/опасностей, оценка рисков и суждение о них на основе эмпирических данных и общественного контекста, а также разработка различных вариантов управления рисками (смягчение воздействия и альтернативные планы).

При оценке риска количественные факторы, как правило, сочетаются с более субъективными суждениями, например, о социальных аспектах риска. Такой подход рекомендован, к примеру, в изданном Министерством окружающей среды, продовольствия и проблем села (DEFRA) «Руководстве по оценке экологического риска и управлению им».

Функцию оппонирования на этом этапе должны исполнять представители различных дисциплин, включая политиков, экспертов по рискам — риск-аналитиков, финансовых специалистов, аудиторов, а также непосредственных исполнителей, работающих в сфере государственных услуг. Участие аудиторов (чаще всего занимающихся внутренним аудитом) особенно полезно в силу их профессиональных знаний и опыта по вопросам рисков (и может, к примеру, помочь при формировании подхода к управлению рисками в контексте ориентированности на результат от вложения средств (value for money), о которой идет речь в документе «Формирование современной политики: как добиться того, чтобы политика обеспечивала эффективность вложения средств «).

Центральное правительство обычно берет на себя роль содействия другим ведомствам в управлении рисками, помимо исключительных случаев, когда ему приходится непосредственно самому заниматься координацией такой деятельности, в которую входит:

• созданиестратегического контекста для принятия решений;

• подтверждение –регулярная проверка выводов и суждений относительно основных рисков и процедур;

• кризисный менеджмент–непосредственная координация в случаях, когда риск превышает определенный уровень;

• координацияобмена информацией и знаниями при определенных обстоятельствах — например, осуществление стратегического подхода к оповещению о риске, привлекающем всеобщее внимание;

• проведениеобзорного анализа крупномасштабных угроз и возможностей;

• выявлениемежведомственных рисков, управление которыми может оказаться неадекватным, и обеспечить четкое понимание каждым ведомством своей ответственности и принятие адекватных мер;

• управлениевзаимодействием между различными взаимозависимыми операционными подразделениями министерств, когда необходимо повысить способность других ведомств прогнозировать риск или их устойчивость к риску;

• функцияцентра распространения знаний и опыта в сфере управления рисками.

Этот стратегический корпоративный подход соответствует выводам исследования, проведенного Еврокомиссией в 2004 г. Согласно этим выводам, в частном секторе центральный орган управления в основном исполняет функции координации и поддержки. Выяснилось, что принцип корпоративного управления «координировать на центральном уровне, но выполнять на местном уровне» оказался самым распространенным способом управления групповыми рисками. При разработке корпоративных семинаров по выявлению рисков для дочерних компаний обычно рекомендуется, чтобы центральный отдел по управлению рисками собирал директоров филиалов и помогает им определить цели и методологию составления «карты рисков». Но при этом ответственность за управление рисками как таковое возложено на местные подразделения, а центральный отдел выступает в качестве консультанта.

Однако уже ранее упоминавшееся специально проведенное Еврокомиссией исследование эффективности работы в 2004 г. продемонстрировало необходимость следующих улучшений:

• обеспечиватьсистематическую проверку и подтверждение того, что управление основными видами риска осуществляется эффективно;

• обеспечиватьналичие точной и актуальной информации;

• развиватьширокий спектр различных источников информации. Этому часто препятствует структура государственного управления, когда вопросы рассматриваются лишь в пределах информационных каналов каждого отдельного ведомства;

• выявлениеили координация управления рисками или областями риска на межведомственном уровне;

• оценкавсего «портфеля рисков» в целом для принятия решения о возможности взять на себя дополнительные риски;

• четкое определениетого, кто и за что отвечает в центральном правительстве в плане регулирования рисков.

Обратная связь, полученная от членов министерского Комитета, указывает на то, что в целом поддерживается идея оставить центральному правительству лишь общую надзорную роль в области управления рисками. Было высказано мнение о том, что «усилия следует направить на достижение большей слаженности и взаимодействия в работе», что воспринималось одним из респондентов как «классический пример ситуации, когда центр должен взять на себя роль лидера» и «центр должен играть координирующую роль в перераспределении ресурсов, если исполняющее ведомство не может это сделать самостоятельно. В отношении межведомственных проблем центр должен решить, какому ведомству выделить руководящую роль (и дополнительные ресурсы)».

Была также выражена Комитетом поддержка идее «эффективного вмешательства центра на ранних этапах» в случае кризиса, не снимая, впрочем, ответственности с тех, кто в первую очередь несет ответственность за преодоление кризиса. Например, «ответственность за кризисный менеджмент должна оставаться за ведущим министерством и лишь в экстремальных ситуациях управление должно исходить из центра». Прозвучало предложение о том, что нужно провести «изучение использования средств, выделенных на непредвиденные расходы, и потребности в таких средствах».

В результате исследования были выявлены две большие группы рисков, по которым, как считают различные министерства стран ЕС, может быть полезной поддержка со стороны центра:

• риски, имеющие реальный потенциал перейти (или уже перешедшие) в кризисы, когда есть вероятность быстрого роста тревоги и озабоченности в обществе, и

• некоторые риски в текущей деятельности, включая серьезные риски в связи с решением поставленных государством задач, и риски, с которыми отдельное ведомство не в состоянии справиться в одиночку. Риски могут попасть в последнюю категорию в силу того, что они требуют дополнительного вложения ресурсов или по сути своей являются межведомственными, так что их серьезность очевидна только при взгляде на них с точки зрения всей системы государственного управления. В таких случаях ведомствам пойдет на пользу более координированный подход к смягчению негативных последствий. В качестве примера можно привести деятельность по привлечению кадров с необходимой квалификацией или институциональный потенциал ключевых партнерских организаций, таких как поставщик компьютерных услуг. Эти две категории не исключают одна другую, но вместе создают основу для анализа функций центра и отражены в обязанностях организаций на настоящий момент.

Последующая зарубежная практика дает большой материал для анализа возможностей организации риск-менеджмента на институциональной основе. Рассмотрим некоторые из аспектов практики осуществления мер государственной координации и поддержки системы управления рисками, как на уровне бизнеса, так и на уровне функционирования государственных институтов.

Так в странах Европы за отчетность по управлению рисками в установленном порядке отвечают различные государственные ведомства в рамках своей отчетности по выполнению государственных программ. Сюда входит как управление рисками, так и развитие возможностей управлять ими еще лучше. Центральное правительство (Администрация Кабинета Премьер-министра и департамент Казначейства при Министерстве финансов) оказывают всем ведомствам содействие в исполнении этих функций.

Внутри государственных органов и их отделов некоторыми видами рисков иногда управляют сторонние агентства или организации, действуя в партнерстве с данным ведомством (например, агентство берет на себя риск по осуществлению программы/проекта). Лучшая практика указывает на то, что рисками следует управлять на возможно более низком уровне в организации, устанавливая при этом четкие сферы ответственности, системы и процедуры для содействия этому.

К ключевым организационным задачам ведомств в этой области относятся следующие:

• обеспечить, чтобы сфера ответственности за управление рисками совпадала со сферой отчетности по проектам/программам и соответствующими полномочиями– а также, чтобы ответственность за результаты сопровождалась повышенным вниманием к квалификации и опыту исполнителей.

• обеспечить организацию отчетности–информирование коллегии/правления о результатах самостоятельной оценки риска, как это делается во многих государственных ведомствах и не только в них. Например, в компании Unilever выявленные значительные области риска сводятся в общий корпоративный профиль рисков, из которого Совет директоров узнает о существующих основных рисках для компании; и наконец,

• обеспечить, чтобы специалисты по управлению рискамибыли в достаточно тесном контакте с руководителями, принимающими политические и информационные решения, и оказывали им эффективную поддержку.

Разные министерства находятся на разных уровнях развития управления рисками, что отражается в различиях организации этой работы. (Например, некоторые избрали путь централизации управления рисками на начальном этапе формирования общей осведомленности об этой сфере, чтобы затем передать управление рисками линейным подразделениям). В ходе дальнейшего развития необходимо признать эту ситуацию и планировать будущие изменения, особенно в области корпоративного управления.

3.2. Интегральный риск хозяйственного субъекта:

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *