Как выбрать ресторан?

Владелица ресторанов «Марио» и «Палаццо Дукале» Татьяна Курбатская полтора года назад переехала в Санкт-Петербург. Она рассказала PT о жизни в Северной столице, новых проектах и планах на весну.

Наступил момент, когда я могу расслабиться, насладиться жизнью и попробовать себя в чем-то новом – в ресторанном творчестве мне стало скучно, захотелось двигаться дальше. Через пару месяцев я открываю детский арт-центр «Легко и радостно» в центре Петербурга, на углу Таврической улицы и Суворовского проспекта. Я давно мечтала о подобном центре, вынашивала идею лет пять. С помощью танцевальной терапии, музыки и простой игры в песочнице можно помочь детям и их родителям скорректировать различные проблемы. Этим мы и будем заниматься.

Мне нравится Петербург своей атмосферой, здесь умеют наслаждаться жизнью, внутрь себя, не напоказ. Даже театры тихие. На спектакле в Мариинке полный зал и тихо – никто не выбивается своей историей.

Ресторанная жизнь Петербурга отличается от московской. Петербург очень семейный город. К вечеру рестораны пустеют, все едут домой. Чисто питерская история – кафешки на два-три-четыре столика, в которых никто не гонится за прибылью, люди работают в свое удовольствие. Я люблю бывать в заведениях «Бекицер», Mickey & Monkeys, «Рубинштейн». В последнем культурная, интересная публика за 70. В Москве если тебе за 70 и ты вышел в ресторан – ты либо олигарх, либо родитель богатых детей, а тут это в порядке вещей. Много достойных ресторанов за городом в поселке Комарово в Финском заливе. Вообще из ресторанного бизнеса хорошо идет грузинская кухня и маленькие кафе.

В марте я собираюсь в Канаду, сначала остановлюсь в Торонто, а потом – на машине по разным городам. В последнее время я не строю жестких планов. Заранее заказанные рестораны, отели… Мы лишаем себя красивой спонтанности. Однажды мы с подругой путешествовали по Шотландии, забронировав отель лишь на первые две ночи. А дальше были открыты сюрпризам. Мы доехали до острова Скай, время близилось к закату и мы увидели в небе радугу и решили: поедем по направлению к тому месту, где радуга упирается в землю. Дорожка привела нас в мини-отель с рестораном, который, как оказалось, внесен в какой-то список самых необычных заведений в мире. В нем собралась такая веселая компания, сначала все сидели за своими столиками, а потом объединились.

Лучший уик-энд марта – поездка на Мертвое море. Только в марте в Израиле можно увидеть зеленый склон, потом трава становится рыжей, выжженной солнцем. Там очень красиво и есть достойные отели. Можно отправиться в Барселону, Скандинавские страны, например, в Копенгаген – мы почему-то мало уделяем внимания этому направлению. Париж, Рим… А вот в Амстердам я бы ни за что не поехала. В ноябре меня постигло полное разочарование в этом городе, ощущение грязи, моральной грязи, хотя юношеские воспоминания были хорошие. Даже мой сын сказал: «Больше туда ни ногой!»

15 признаков хорошего ресторана

Завтрак, обед, ужин – важные составляющие путешествия (если это, конечно, не поездка с целью потери веса). Геннадий Иозефавичус составил список критериев, которые берутся нами в расчет, когда мы идем в ресторан. Итак, первое, второе, третье…

Наша голова – невероятный компьютер. Такое количество информации обрабатывает и так быстро, особенно когда сигналы мозгу посылает пустой желудок, что только диву можно даться. Или даже рехнуться. Вот как мы выбираем ресторан, чтобы поужинать в незнакомом месте (городе, стране, части света)? Идем в первый попавшийся? Как бы не так! Как минимум во второй. Или даже третий. А то и прочесываем улицу за улицей, заглядывая в окна и в тарелки, пока не находим нечто такое, что заставляет угомониться и наконец занять столик. По какому же количеству параметров мы принимаем решение? По одному-двум? Трем? Пяти? Я насчитал пятнадцать. Вот они.

Во-первых, публика

Мы хотим, чтобы в ресторане, где мы собираемся обедать или ужинать, кроме нас еще были посетители. Лучше, чтобы все столы (кроме одного, естественно) были заняты, чтобы в зале царило легкое (или не очень) оживление, чтобы официанты сбивались с ног, чтобы был аншлаг и бурление людской массы. Оно и понятно: отсутствие клиентов в заведении сразу наталкивает на мысль, что оно, заведение, не пользуется популярностью, то есть спросом, что что-то в нем не то – цены, качество продуктов, таланты шеф-повара или, скажем, карма не начищена, а если что-то не то, то зачем же рисковать?

Во-вторых, интерьер

Мы непременно оцениваем дизайн. Помпезный стиль (золотые павлины, сторожковые канделябры, бархатные шторы, театральные костюмы на персонале) подходит Москве, однако в малознакомом или совсем незнакомом городе нам хочется чего-нибудь попроще – семейной траттории (вообще без дизайна) или чистых линий скандинавского толка, потому как бутафорские гондолы или Людовики, от XIII-го до XVI-го, обычно сказываются на сумме счета, но никак – на качестве еды. То есть сказываются, но в обратной пропорции: больше плюша – меньше толка.

В-третьих, кухня

В путешествии нам всегда хочется местной кухни… Ну или должно хотеться. Дома-то мы, напротив, бежим от щей с пожарской котлетой в сторону томяма, спагетти и суши с сашими, но на родине фуа-гра всегда выбираем фуа-гра. Что справедливо! Любое путешествие дает уникальную возможность исследовать новые вкусы, питаться сезонными продуктами, предпочитать настоящее подделкам, и не воспользоваться такой возможностью – преступление перед собой и своим желудком, а посему ешьте моцареллу в Неаполе и боттаргу на Сардинии, заказывайте кукурузную похлебку муте в Колумбии и бобовую фейжоаду в Бразилии, требуйте устриц на острове Ре, а утку по-пекински – в Пекине, наслаждайтесь венским шницелем в Вене, флорентийским бифштексом во Флоренции и нью-йоркским стейком в Нью-Йорке, и да пребудет с вами сила! Только не требуйте в Италии рукколы с креветками, это блюдо – из русской кухни.

Четвертое. Цены

Мы оцениваем и цены – простите за тавтологию. Они не могут быть слишком низкими (это сказывается на качестве – свежие сезонные продукты с рынка не могут быть дешевле замороженных полуфабрикатов) и не должны быть слишком высокими (в таких заведениях почему-то чаще других выдают тухлое мясо за особый способ приготовления). Цены должны быть резонными: где-нибудь в Ушуае, на краю света, кусок мяса с вертела может стоить 10 долларов, но в большом городе за большой окровавленный стейк никак не спросят меньше двадцатки!

Пятое. Меню…

Старайтесь избегать откровенно туристических мест. Перед рестораном, куда ходят местные, никогда не выставят витрину с мясом или рыбой. Зачем? Все и так знают, что за оковалок идет на бифштекс, каким должен быть морской окунь и как выглядят устрицы белон. Еще, как правило, меню ресторана для местных – на местном же языке. Без перевода и без картинок. И напечатано (если не написано от руки) не на бумаге с водяными знаками и не заключено в тяжелую обложку. Кроме того, в меню нетуристического ресторана никогда не появится туристический комплексный обед. Да и сам по себе ресторан, как правило, будет расположен никак не у Парфенона с Пантеоном, а в каком-нибудь тихом переулке.

Кстати, отправляясь в путешествие, выпишите на шпаргалке названия местных блюд, наименования продуктов, термины – вроде степеней прожарки мяса и пару вежливых оборотов. Пригодится!

…и его размер

В любом приличном заведении меню никогда не бывает большим: три-четыре закуски, столько же – основных блюд (и макарон с рисом, если дело – в Италии), что-нибудь написанное на доске – и достаточно! Иногда меню вообще не бывает, и тогда официант скороговоркой проговаривает на незнакомом наречии список, из которого нужно быстро, пока парень не испарился, выбрать необходимое. В подобном случае смотрите по сторонам и на языке жестов объясняйте, на каком столе и у кого находится в данный момент то, чем и вам бы хотелось закусить. Конечно, есть исключения. Гастрономические рестораны. Но даже в них меню не может быть слишком длинным – только чуть более велеречивым и напечатано с какой-нибудь дизайнерской удалью. Совет: в таких заведениях берите дегустационные сеты: раз уж попали под раздачу, терпите и получайте удовольствие.

Седьмое. Музыка

В Москве мы привыкли ужинать под страшный грохот, а потому здорово иметь возможность, путешествуя, выбрать место, где никакой музыки нет вовсе, где в обеденном зале слышны лишь голоса клиентов, перезвон бокалов, стук ножей и вилок о тарелки и где шум моря заменяет умцацу. Если не способны переваривать пищу без иных звуков, выбирайте репертуар. Парень, тихонько напевающий на испанском под гитару, пианист, воображающий себя Синатрой, чернокожая девушка, исполняющая джаз, – все это не так плохо.

Восьмое. Очаг

В хорошем ресторане, как правило, видна кухня. Либо прямо в зале вы заметите открытую кухню, либо на улице – очаг или тандырную печь, либо, проходя по улице, сможете разглядеть через запотевшее окно плиты, разделочные столы и суету поварят. В общем, видна кухня – нечего скрывать. И ароматы у хорошего повара – экстатического свойства.

Девятое. Официанты

Они не должны быть слишком молодыми или слишком старыми, слишком суетиться или волочить ноги, быть чересчур разодетыми или совсем в своем, слишком чопорными или, наоборот, запанибрата. Лучший вариант – средних лет дядьки в фартуках, чистых белых рубахах и закрытой обуви. Впрочем, если заведение – семейное, прислуживать, скорее всего, будут дети, племянники и прочие родственники хозяев, но и тогда фартуки никому не помешают. А в целом, будьте физиономистами. Постарайтесь расположить к себе любого официанта (тремя словами на его языке, милой шуткой, улыбкой, в конце концов) – и ваш вечер будет сделан.

Десятое. Вид из окна

Подумайте, хотите ли вы любоваться жизнью города, мечтаете ли о том, чтобы стол стоял на площади и вокруг ходили голуби (кошки, собаки, хорьки, морские свинки), или же столик в помещении без вида, зато поближе к кухне вполне оправдает ваши ожидания? Тут универсального рецепта нет. Любите ужинать на пляже, под шум моря – приготовьтесь к тому, что еда в ресторане может оказаться не лучшей. Предпочитаете вид на город с 60-го этажа – будьте готовы приплатить за каждый этаж, и помните: лобстеры не летают.

Одиннадцать. Повар

Будьте сексистами. На кухне семейной деревенской траттории еще можно встретить женщину (la mamma!), но на любой другой кухне должна чувствоваться мужская рука. Дама у плиты будет думать о ребенке, муже, стирке, саде; о вашем бифштексе – в последнюю очередь. Мужчина не будет думать вообще ни о чем, все его действия будут рефлекторными, соли он положит в суп ровно столько, сколько необходимо, а мясо прожарит до нужного состояния.

Двенадцать. Площадь

Размеры имеют значение. Ангар со столами в пять рядов требует огромных затрат на содержание, оплату электричества и отопления, уборку, зарплату персоналу. На еду и удовольствие от нее, как правило, на таких фабриках ни сил, ни желаний уже не остается. хороший ресторан должен быть небольшим, с одним-­двумя залами, столов на десять­-пятнадцать. Все, что больше, – от лукавого.

Лучше всего, на мой взгляд, заведения с «коммунальными» столами, вроде моей любимой траттории Sostanza во Флоренции. Пять столов, каждый – на 8–12 человек, сидеть полагается плечом к плечу, чувствуя локоть соседа и заглядывая в его тарелку.

Тринадцать. Местоположение

Хорошие рестораны расположены там, где люди живут. В офисных кварталах, у крупных достопримечательностей, вытеснивших горожан куда подальше, на вокзалах, в парках, как правило, можно поесть днем, но вечером нужно жаться к жителям. Это не значит, что возле Уффици или Колизея не найти славной траттории, просто надо поискать какую­-нибудь нору и забиться в нее. А еще лучше отойти с километр, повернуть в любой узкий переулок и пойти на запах и звук голосов. Ну или постараться разглядеть людей, вышедших из ресторана на улицу покурить. Местных легко опознать. Значит, вам туда.

Четырнадцать. Время работы

Хороший ресторан всегда закрыт днем, между обедом и ужином, причем перерыв соблюдается свято: повар просто уходит с кухни, а официанты начинают демонстративно разносить счета. Так положено! Повар тоже человек, работа у него тяжелая, ему тоже хочется перекусить и соснуть.

И пятнадцатый критерий. Имя

Название не имеет значения. Если предыдущие четырнадцать стадий согласования ресторан прошел, вывеска – какой бы идиотской она ни была – уже не важна.

Итак, чтобы славно поужинать, надо – в идеале – выбрать людное местное заведение с десятком столов, в котором небольшое меню написано от руки, простые столешницы покрыты бумагой, вместо музыки слышны голоса клиентов и стук приборов, а запахи с открытой кухни, на которой готовит повар­-мужчина, сводят с ума. Цены должны быть средними, продукты – только местными (спаржу или артишоки там не будут подавать не в сезон), официанты – среднего возраста и в чистых рубашках. Да, и в пять пополудни такое прекрасное место обязано быть закрыто – уже и еще.

Конечно, бывают исключения. Рестораны на седьмом этаже миланского универмага La Rinascente работают с 10 утра и до полуночи без перерывов, там хорошо готовят и вид там отменный – на шпили Дуомо. Но исключения только подтверждают правило. В общем, доверяйте инстинктам и bon appétit!

Часы и дни

Большинство ресторанов в Европе начинает работать в полпервого — ­час дня. Обед длится до 14:30, затем кухня закрывается примерно до 19:30. Если заведение может накормить ужином две смены клиентов, повар работает до половины одиннадцатого, кондитер уходит на полчаса позже. Как правило, время работы корректируется с учетом местных традиций. Испанцы, к примеру, раньше девяти ужинать не садятся. Соответственно, и повар покидает кухню заполночь.

У хорошего ресторана обычно есть полный выходной. Часто ресторан не сервирует ужин вечером накануне выходного и обед – на следующий день. У персонала, таким образом, образуются двое свободных суток. Выходным чаще всего бывает воскресенье.

Мало и много

1. Самое маленькое меню с возможностью выбора – в миланском Alla Cucina Economica: две закуски, два первых блюда, два основных и два десерта. Меню меняется каждый день.

2. Самая большая винная карта – в Enoteca Pinchiorri во Флоренции: несколько томов. Обычно клиенту предлагается сокращенный вариант – размером с энциклопедический словарь.

3. Дегустационное меню ресторана с тремя звездами (наподобие Alain Ducasse au Plaza Athénée) состоит из 6–7 наименований: по две холодные и горячие закуски, по одному рыбному и мясному блюду и десерт. Плюс еще небольшая закуска (compliment), шербет (sorbet), предварительный десерт (pre­dessert). Итого дюжина перемен, обычно небольших.

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

трактир

ресторан низшего разряда

Альтернативные описания

• в России до 1917 г. — ресторан низшего разряда с продажей спиртных напитков

• в старой России — ресторан низшего разряда

• гостиница, постоялый двор с рестораном, харчевней

• дешевый ресторан

• предприятие обществ. питания

• придорожная забегаловка

• ресторан низшего разряда, харчевня

• синоним таверна

• торговое заведение, нередко с гостиницей, с подачей пищи, спиртных и прохладительных напитков, чая

• что скрывается для венгра за словом «чардаш»

• корчма

• картина Н. Сапунова

• столовка для ямщиков

• картина французского живописца Альфреда Сислея «… в Марли»

• ресторан, постоялый двор, гостиница, а назовите все это одним немецким словом

• ресторанчик на Пятницкой

• небольшой ресторан

• дореволюционная столовая

• ресторанчик

• ресторанчик у дороги

• придорожный кабак

• фильм «… на Пятницкой»

• постоялый двор с угощением

• питейное заведение

• кабак

• старорусская придорожная харчевня

• погребок

• чревоугодное заведение на Руси

• погребок с выпивкой

• придорожное «кафе» на Руси

• «таверна» на пятницкой

• кабачок, но не овощ

• злачная точка на Пятницкой

• Постоялый двор с харчевней

• Гостиница, постоялый двор с рестораном, харчевней

• Оддешевого ресторана

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *