Трансферные цены, что это?

Методы расчета трансфертных цен в управленческом учете

Как оценить вклад каждого участника в получении общей прибыли и установить справедливые внутренние цены?

Как проанализировать маржинальные затраты при неполной загрузке производства?

Как оптимизировать соотношение маржинальных и постоянных затрат с переменными объемами выпуска продукции?

Трансфертная цена — это цена, по которой один центр ответственности передает свою продукцию или услугу другому центру по внутренней расчетной цене. А само трансфертное ценообразование — это процесс установления внутренних цен между сегментами одного предприятия. В его основе лежит принцип установления таких трансфертных цен, которые бы обеспечивали организации максимально возможный маржинальный доход.

По этому критерию можно устанавливать справедливые трансфертные цены между подразделениями, которые к тому же позволят объективно оценить эффективность функционирования каждого центра ответственности организации.

Существуют разные способы принятия управленческих решений на базе принципов трансфертного ценообразования. Рассмотрим некоторые из них.

Трансферты на базе рыночных цен

Когда продукт передается между взаимозависимыми подразделениями (центрами ответственности) по рыночной цене, можно объективно оценить работу каждого из них.

К сведению

Этот метод применяется в децентрализованных производствах, когда отдельные подразделения относительно свободны в выборе внутренних или внешних покупателей и продавцов, например, когда полуфабрикаты не только передаются в следующий передел, но и реализуются на сторону.

В трансфертном ценообразовании всегда участвуют две или более передающие стороны: центр ответственности, передающий свою продукцию (услугу) другому подразделению, и центры ответственности, принимающие и потом передающие ее другим подразделениям для последующей переработки и потребления.

При этом в случае формирования трансфертных цен на базе рыночных всем участникам предоставляется право взаимодействовать с внешними продавцами и покупателями.

Что имеется в виду? Подразделение приобретает продукцию (услугу) внутри компании до тех пор, пока ее цена (или себестоимость) не превышает существующие рыночные цены. Если же передающее подразделение завышает рыночные цены, то покупающий продукцию (услугу) центр ответственности может приобрести ее на стороне.

Таким образом, передающим подразделениям невыгодно завышать свои цены или себестоимость на выполненную ими работу, услугу или продукцию. Следовательно, рыночная трансфертная цена помогает оценить вклад каждого отделения в общую прибыль компании.

Пример 1

Предприятие изготавливает и продает шарикоподшипники для грузовых автомобилей.

Чтобы повысить эффективность работы, руководство решило выделить три центра ответственности:

  • прокатный цех (изготавливает стальные заготовки — штамповки);
  • механосборочный цех (занимается чистовой обработкой и сборкой);
  • общее подразделение (хранит, транспортирует и продает готовую продукцию).

Полная себестоимость единицы продукции (шарикоподшипников) распределена по центрам ответственности следующем образом:

  • заводской передел по изготовлению штамповок (включая стоимость материалов) — 1500 руб.;
  • механическая обработка и сборка конечных деталей — 2000 руб.;
  • хранение, транспортировка и продажа продукции – 500 руб.

Итого: 4000 руб.

Оптовые цены на внешнем рынке на данную продукцию составляют не более 3900 руб./шт. Выше этой цены данную продукцию никто не купит.

Следовательно, продавая по рыночной цене, компания даже не окупит продукцию по себестоимости. Чистый убыток на каждую единицу продукции составит:

3900 – 4000 = –100 руб.

Менеджерам по управлению из первого подразделения удалось найти поставщика (изготовителя), продающего стальные заготовки (штамповки) на 200 руб. дешевле — по цене 1300 руб./шт. Если закупить их для дальнейшей передачи в механосборочный цех, отпадет надобность в использовании прокатного цеха.

Но при замене заводского передела на приобретение готовых полуфабрикатов никто не отменяет постоянных общепроизводственных расходов по этому цеху. Они необходимы для поддержания этого цеха в работоспособном состоянии.

Примем их в размере 50 руб. в расчете на единицу продукта. В этом случае себестоимость производства шарикоподшипников составит:

1300 + 50 + 2000 + 500 = 3850 руб.

И тогда компания может даже получить небольшую конечную прибыль:

3900 – 3850 = 50 руб.

Чтобы распределить эту прибыль между всеми участниками, оценим их вклад с помощью коэффициентов весомости. Самый простой вариант расчета этих коэффициентов — пропорционально себестоимости изготовления единицы продукта по каждому центру.

Для первого центра получим:

1350 / 3850 = 0,3506, или 35,06 %.

Для второго центра:

2000 / 3850 = 0,5195, или 51,95 %.

И наконец, для третьего центра:

500 / 3850 = 0,1299, или 12,99 %.

Отсюда распределение прибыли по всем трем центрам будет таким:

П1 = 50 руб. × 35,06 % = 17,53 руб.;

П2 = 50 руб. × 51,95 % = 25,98 руб.;

П3 = 50 руб. × 12,99 % = 6,49 руб.

Итого: 50 руб.

При подсчете последующих трансфертных цен надо учесть еще одно обстоятельство. Себестоимость единицы продукции для них должна включать в себя не только собственную себестоимость по данному подразделению, но и трансфертную цену, по которой продукция передается из предыдущего центра.

Поэтому для второго центра (механосборочный цех) формула расчета будет такой:

Ц2 = Ц1 + С2 + П2 = 1367,53 + 2000 + 25,98 = 3393,51 руб.

Расчет последней цены — для третьего центра (хранения и продаж) — является проверочным. Она должна совпадать с рыночной ценой конечного продукта (3900 руб./шт.), которая использовалась при расчете общей прибыли компании по данному продукту. Итак:

Ц3 = Ц2 + С3 + П3 = 3393,51 + 500 + 6,49 = 3900 руб.

Это и есть ранее назначенная цена реализации единицы продукции, что и требовалось доказать.

Если найти поставщика (производителя) с более выгодными ценами на заготовки не получилось, придется искать внутренние резервы по снижению издержек производства и продаж.

Пример 2

Воспользуемся исходными данными предыдущего примера.

Руководство компании (холдинга) предложило всем подразделениям (центрам ответственности) подумать, как снизить свои издержки, чтобы получить прибыль в расчете на единицу продукции. Взамен была обещана премия в соответствии с вкладом в общее дело.

В результате проведенных мероприятий удалось снизить общую себестоимость единицы продукции с 4000 до 3835 руб. (табл. 1), т. е. примерно только на 4 %. Но этого оказалось достаточно, чтобы получить небольшуюя прибыль:

3900 – 3835 = 65 руб.

Таблица 1

Распределение коэффициентов весомости по центрам ответственности

Центры ответственности

Исходная себестоимость, руб./шт.

После мероприятий, руб./шт.

Абсолютное изменение, руб./шт.

Относительное изменение

Коэффициенты весомости

Прокатный цех

1500

1425

75

0,05

0,3571

Механосборочный цех

2000

1940

60

0,03

0,2143

Центр хранения и продаж

500

470

30

0,06

0,4286

Итого

4000

3835

165

0,14

1,0000

Необходимо распределить эту прибыль между всеми участниками в соответствии с их вкладом. Его можно оценить по процентному снижению себестоимости относительно базовых (исходных) величин (см. табл. 1).

Затем все эти относительные величины (или проценты) складываются и определяются коэффициенты весомости или важности путем деления относительных величин по каждому центру (5 %; 3 % и 6 %) на сумму этих изменений (14 %).

Вклад каждого участника трансфертной сделки в общую прибыль компании более справедливо оценивать по процентному изменению (снижению) слагаемых себестоимости по отдельным центрам ответственности, а не по их абсолютному изменению. Ведь чем меньше абсолютная величина себестоимости, тем в общем больше надо прилагать усилий, чтобы ее снизить.

В соответствии с полученными коэффициентами весомости прибыль распределили по центрам ответственности:

П1 = 65 руб. × 0,3571 = 23,21 руб.;

П2 = 65 руб. × 0,2143 = 13,93 руб.;

П3 = 65 руб. × 0,4286 = 27,86 руб.

Как видим, в соответствии с принятым решением прибыль отдельного центра тем выше, чем больше для него процент снижения себестоимости относительно своего базового уровня. Далее именно эти значения прибыли принимались компанией для установления всех трансфертных цен.

Так, для первого подразделения (прокатный цех) эта цена определялась на основе следующей формулы:

Ц1 = С1 + П1 = 1425 + 23,21 = 1448,21 руб.

В этой формуле слагаемые трансфертной цены — это себестоимость и прибыль, относящиеся к данному центру ответственности.

Определим трансфертную цену для второго центра:

Ц2 = Ц1 + С2 + П2 = 1448,21 + 1940 + 13,93 = 3402,14 руб.

В качестве проверки корректности проведенных расчетов подсчитаем и трансфертную цену для третьего центра ответственности:

Ц3 = Ц2 + С3 + П3 = 3402,14 + 470 + 27,86 = 3900 руб.

Как и предполагалось, она полностью совпадает с рыночной ценой реализации продукции (шарикоподшипников).

Как и в предыдущем примере, данный способ определения трансфертных цен представляет комбинацию из затратного и рыночного подхода. То есть, по существу, является смешанным способом ценообразования, так как здесь одновременно участвуют два показателя — себестоимость и рыночная цена.

Оценка работы по трансфертным ценам подразделений торговых организаций имеет свои особенности.

Пример 3

В начале текущего года крупный холдинг — производитель меда, варенья, джема и других сладостей, приобрел супермаркет.

Теперь эти продукты:

1) могут продаваться (как и раньше) сторонним покупателям непосредственно со склада по оптовым ценам;

2) передаваться в супермаркет, который будет реализовывать эти продукты населению по розничным ценам.

В последнем случае центры продаж должны договариваться о цене передачи продукции на реализацию.

Речь идет о продаже джема. Себестоимость изготовления 1 банки джема — 30 руб.

Кроме того, при передаче этих банок в супермаркет у первого центра, назовем его департаментом оптовых цен (ДОЦ), возникают расходы на транспортировку — 2 руб. на каждую банку джема.

Средняя оптовая цена реализации 1 банки первым центром — 50 руб.

Здесь возможны две ситуации.

Ситуация 1

Спрос на джем стабильно высокий. Первый центр (ДОЦ) не имеет залежавшихся запасов.

В этом случае минимальная трансфертная цена для передачи в ДРЦ составляет 52 руб. Это сумма рыночной цены реализации плюс транспортные издержки (50 + 2). Отсюда прибыль для ДОЦ на каждую банку джема — 20 руб. (52 – 32).

Эта трансфертная цена может быть принята или отклонена руководством супермаркета — департаментом розничных цен в зависимости от того:

  • какова будет возможная цена продажи джема в розницу;
  • по какой цене можно будет приобрести джем у сторонних поставщиков.

Например, цена 1 банки джема в розницу — 75 руб. Тогда в целом это будет выгодно ДРЦ (супермаркету) — он получит прибыли 23 руб. (75 – 52). Общая прибыль на каждую банку для холдинга составит 43 руб. (20 + 23).

Но это в случае, если другой поставщик не предложит для ДРЦ джем по более выгодной цене, например, по 47 руб. за банку. Тогда руководство ДРЦ будет настаивать на снижении трансфертной цены также до 47 руб. В противном случае супермаркет может отказаться от сделки с ДОЦ.

Если же ДОЦ согласится с предложением супермаркета, его прибыль уменьшится до 15 руб. (47 – 32). Напротив, величина прибыли ДРЦ повысится до 28 руб. (75 – 47).

А вот общая прибыль холдинга не изменится — останется в размере 43 руб. (15 + 28). То есть общая прибыль будет перераспределена в пользу супермаркета.

Обратите внимание!

Общий размер прибыли холдинга или компании не зависит от результатов переговоров между центрами ответственности по цене передачи конкретного продукта, а определяется конечной ценой реализации продукции третьим лицам.

Ситуация 2

Спрос на джем в ДОЦ очень низкий, отсюда значительные старые (залежавшиеся) запасы джема.

В этом случае минимальная трансфертная цена для передачи в ДРЦ будет равна 32 руб. (себестоимость + транспортные издержки для передачи в супермаркет = 30 + 2), поскольку в противном случае джем будет не реализован и холдинг в целом понесет убытки.

Однако чтобы совсем уж не ущемлять интересы первого центра (ДОЦ), окончательная цена передачи может быть определена в ходе переговоров между обоими департаментами. Причем чем выше цена передачи, тем больше будет прибыль ДОЦ и тем меньше прибыль супермаркета (ДРЦ).

Если переговоры не принесут результата, должно вмешаться высшее руководство холдинга и установить справедливую цену передачи для обеих сторон.

Например, вина ДОЦ в плохой реализации джема прямо не доказана. Тогда руководство холдинга предлагает распределить общую прибыль на единицу продукта, например, в отношении 2/3 к 1/3 в пользу супермаркета. В этом случае прибыль ДОЦ составит примерно 14 руб. (43 × 1/3), прибыль ДРЦ — 29 руб. (43 × 2/3).

Отсюда трансфертные цены распределятся следующим образом.

Цена передачи от первого центра ко второму определяется суммой трех слагаемых: себестоимость изготовления джема (С1) + транспортные издержки (Стр) + прибыль первого дивизиона (П1) на единицу продукта (джема):

30 + 2 + 14 = 46 руб.

Выходная цена от второго дивизиона равна сумме цены передачи от ДОЦ и прибыли супермаркета по джему:

46 + 29 = 75 руб.

То есть равна выходной цене реализации, что и требовалось доказать.

В последнем случае при расчете мы основывались на экспертной оценке значимости отдельных подразделений или дивизионов компании.

Недостаток рыночного подхода в том, что в нем никак не отражены программы выпуска, либо объемы их продаж, а переменные и постоянные расходы ведут себя по-разному в зависимости от изменения многих параметров расчета. Поэтому рассмотрим другие методы расчета трансфертного ценообразования.

Трансферты на основе затрат предприятия

Данный подход используется в том случае, когда рынка для промежуточных продуктов нет либо он несовершенен, а предприятие-производитель располагает свободными производственными мощностями. Чаще всего здесь используются два метода ценообразования:

  • на основе маржинальных затрат;
  • на базе полных затрат.

Под маржинальными затратами обычно понимаются краткосрочные переменные расходы.

Подразделение, передающее свою продукцию по маржинальным затратам, работает с отрицательным финансовым результатом на сумму своих постоянных расходов. Это негативно сказывается на мотивации сотрудников данного подразделения (центра ответственности), поэтому в чистом виде этот способ применяется крайне редко. Чаще используется ценообразование на базе маржинальных затрат плюс надбавка или наценка к общим затратам.

Пример 4

В первом квартале текущего года в литейном цехе предприятия было произведено 1250 шт. заготовок шестерен для передачи их в механический цех для точной обработки. Во втором квартале в литейном цехе удалось снизить удельные переменные издержки с 160 руб./шт. до 150 руб./шт. Но при этом произвели меньшее количество заготовок шестерен — всего 1000 шт. Постоянные затраты не изменились (табл. 2).

Таблица 2

Влияние маржинальных затрат на трансфертное ценообразование

Показатели

I квартал

II квартал

III квартал

Объем производства, шт.

1250

1000

1500

Переменные расходы, руб./шт.

160

150

150

Всего переменных расходов, руб.

200 000

150 000

225 000

Постоянные затраты, руб.

50 000

50 000

50 000

Всего расходов, руб.

250 000

200 000

275 000

Полные расходы на ед. продукции, руб./шт.

200

200

183,33

Трансфертная цена (Кнац =1,1), руб./шт.

220

220

201,67

Как видим, полные расходы на единицу продукцию не изменились — 200 руб./шт. И все потому, что при снижении загрузки литейного цеха постоянные издержки на единицу продукции повышаются. Действительно, для I квартала они составят 40 руб./шт. (50 000 руб. / 1250 шт.), а для II квартала больше — 50 руб./шт. (50 000 руб. / 1000 шт.).

Обратите внимание!

При снижении объема производства постоянные издержки в расчете на единицу продукции увеличиваются. Это своего рода плата за недоиспользование производственных мощностей предприятия.

Отсюда передача изделия между цехами по-прежнему осуществляется по одинаковой трансфертной цене (с наценкой в 10 %) — 220 руб./шт. И это несмотря на то, что эффективность литейного цеха в смысле снижения своих переменных затрат возросла.

Тут надо разбираться, кто виноват в неполной загрузке этого цеха: плохо сработали снабженцы, не поставив вовремя требуемые материалы для литья заготовок шестерен, либо снизился спрос на эту продукцию. Тогда это вина менеджеров по продажам, не сумевшим вовремя найти покупателей.

Если же в третьем квартале объем производства возрастет свыше планового выпуска, то все встанет на свои места — трансфертная цена снизится с 220 руб./шт. до 201,67 руб./шт.

Ценообразование на основе полных затрат плюс наценка используется в случаях с переменными объемами выпуска продукции, когда одновременно изменяются постоянные затраты на единицу производимой продукции.

Пример 5

Компания имеет два относительно независимых подразделения (цеха). Данные по их работе представлены в табл. 3.

Цех A производит микросхемы для электронных мониторов видеонаблюдения за технологическими процессами на крупных промышленных предприятиях. Затем эту продукцию забирает цех B для общей сборки и тестирования мониторов (вариант 1 в табл. 3).

Таблица 3

Влияние соотношения переменных и постоянных затрат на трансфертные цены

Показатели

Вариант 1

Вариант 2

Вариант 3

Вариант 4

A

B

B

A

B

B

Объем производства, шт./мес.

100

100

100

200

200

200

Переменные расходы, руб./шт.

6000

11200

10 000

6000

11 200

10 000

Постоянные расходы, руб./шт.

2000

3000

5000

1000

1500

2500

Всего расходов, руб./шт.

8000

14200

15 000

7000

12 700

12 500

Плановая прибыль, руб./шт.

1200

2130

1330

2200

3630

3830

Трансфертная цена, руб./шт.

9200

16330

16 330

9200

16 330

16 330

Цех A имеет возможность продавать начинку мониторов (микросхемы) непосредственно на внешнем рынке с плановой наценкой на общие затраты 15 %. Отсюда плановая прибыль — 1200 руб./шт. (8000 × 0,15).

С учетом этой прибыли трансфертная цена для передачи продукта в цех B соответственно составит 9200 руб./шт. Эта цена войдет в состав переменных расходов для цеха B.

Собственные маржинальные издержки цеха B — 2000 руб./шт.

Тогда всего переменные издержки на единицу продукции составят 11 200 руб./шт. (9200 + 2000).

Плановая прибыль на готовое изделие также составляет 15 % от всех расходов, или 2130 руб./шт. (14 200 × 0,15). Соответственно выходная трансфертная цена — 16 330 руб./шт.

Анализ данной ситуации — продажа микросхем на внешнем рынке либо готовых изделий в целом (мониторов) — показывает следующее:

  • в первом случае компания получила бы прибыль в размере 120 тыс. руб. в месяц (1200 руб. × 100 шт.);
  • во втором случае прибыль гораздо больше — 213 тыс. руб. (2130 × 100 шт.). То есть недополученная прибыль при продаже непосредственно микросхем по сравнению с реализацией готовых изделий составит 93 тыс. руб. (213 – 120).

Это и есть альтернативные затраты, или упущенная выгода. С этой точки зрения выгоднее продавать уже готовые изделия (мониторы). Однако по мере изменения переменных расходов в сторону увеличения либо уменьшения воздействие трансфертных цен на покупающее подразделение (цех B) также может меняться.

Казалось бы, цех B «сэкономил» на каждой микросхеме 1200 руб. (11 200 – 10 000). Однако постоянные накладные, коммерческие и административные расходы по цеху A никуда не делись и должны включаться в себестоимость готовой продукции по цеху B уже в размере 5000 руб./шт. (2000 + 3000).

Отсюда себестоимость изготовления мониторов по сравнению с вариантом 1 стала дороже на 800 руб./шт. (15 000 – 14 200).

В этом случае опять же упущенная выгода. В расчете на месячный выпуск — уже 80 тыс. руб. (800 руб. × 100 шт.).

Но так бывает не всегда. Если объем производства увеличивается, затраты в себестоимости продукта перераспределяются — уменьшаются постоянные издержки на единицу продукции. И тогда уже можно даже получить определенный выигрыш от покупки комплектующих изделий (микросхем) на стороне.

Компания имеет возможность на тех же производственных площадях увеличить выпуск микросхем и, соответственно, готовых изделий (мониторов) в 2 раза (вариант 3). В этом случае переменные издержки на единицу продукции не изменятся. А вот постоянные затраты на каждую единицу должны уменьшиться также в 2 раза.

Подсчитаем сначала полные постоянные затраты по варианту 1:

  • цех A: 2000 руб./шт. × 100 шт. = 200 000 руб.;
  • цех B: 3000 руб./шт. × 100 шт. = 300 000 руб.

Отсюда на единицу продукции при новом объеме выпуска (200 шт./мес.) они составят:

  • цех A: 200 000 руб. / 200 шт. = 1000 руб./шт.;
  • цех B: 300 000 руб. / 200 шт. = 1500 руб./шт.

При увеличении объема выпуска в 2 раза по сравнению с исходным вариантом плановая прибыль может быть повышена на 1500 руб./шт. (3630 – 2130).

Обратите внимание!

С ростом объема производства роль переменных расходов в себестоимости единицы продукции возрастает, а значимость постоянных затрат, соответственно, падает.

Рассматривая предыдущий вариант, можно отметить, что это еще не предел в плане снижения себестоимости продукции. Если теперь покупать комплектующие изделия на стороне (вариант 4), то себестоимость готовой продукции на единицу выпуска будет меньше на 200 руб. (12 700 – 12 500).

В последнем случае (вариант 4) доля переменных издержек в общей структуре затрат падает быстрее. Так, для варианта 3 эта доля затрат составляет 88,19 % (11 200 / 12 700), а для последнего варианта она снижается ровно до 80 % (10 000 / 12 500).

Важно!

Формирование трансфертного ценообразования с учетом важности в первую очередь переменной составляющей себестоимости продукции позволяет повысить совокупный доход или прибыль предприятия.

Пора подумать о потребителях

Аналитика

Публикации

Штейнгауз Василий, Главный эксперт группы компаний «АйТи Энерджи»,
Сергей Пшеничников, Советник генерального директора Российского энергетического агентства,
Монахова Елена, Генеральный директор компании «Тейдер»

Требуется срочная корректировка правил и параметров функционирования оптового рынка электроэнергии и мощности. В интересах потребителей нужно отказаться от маржинального ценообразования, приносящего неоправданные доходы производителям и продавцам, и организовать вторую биржу электроэнергии.

Результаты практически завершенной реформы электроэнергетики свидетельствуют, что главная поставленная цель не была достигнута. Начинавшаяся под лозунгом «Конкуренция приведет к снижению цен на электроэнергию» реформа, напротив, привела к серьезному росту цен: с 2007-го по 2010 год они выросли почти в два раза.

Можно ли объяснить это необходимостью модернизации и инвестициями в основные фонды? Долгосрочный рынок мощности, призванный обеспечить собственникам генерации возврат инвестиций, должен заработать лишь в этом году. Причина безудержного роста цен на электроэнергию другая: действующий принцип ценообразования на оптовом рынке является наиболее слабым звеном рыночной электроэнергетики. Он противоречит интересам потребителей электроэнергии. Этот системный перекос в экономике страны необходимо устранить.

Особенности маржинального ценообразования

Что такое справедливая цена? Это цена на товар, покрывающая издержки на его производство и дающая продавцу справедливую прибыль. В условиях совершенной конкуренции справедливая цена устанавливается на основе взаимного компромисса между продавцами и покупателями.

В условиях монополии, в прежней российской электроэнергетике, она устанавливалась государством в виде тарифов на электроэнергию и мощность. Теперь у генерирующих компаний появилось несколько источников для покрытия затрат: оптовый рынок электроэнергии (ОРЭ), разделенный на несколько сегментов (рынок «на сутки вперед», «балансирующий» рынок, долгосрочные двусторонние договоры и проч.), и рынок мощности. Экономическая эффективность энергокомпании сейчас зависит от того, насколько искусно ей удастся распределить составляющие своих затрат между разными источниками — по сегментам рынка электроэнергии и рынка мощности.

Ключевым сегментом ОРЭ выступает рынок «на сутки вперед» (РСВ). Здесь цены в идеале должны обеспечивать генерирующим компаниям покрытие переменных (топливных) издержек и определенную долю прибыли. Измерить эти затраты можно достаточно точно. Другие виды издержек — фиксированные и инвестиционные — сложнее рассчитываются и окупаются на более длительных временных интервалах.

Изначально оптовый рынок электроэнергии и мощности проектировался в интересах новых собственников таким образом, чтобы генерирующие компании имели гарантированные дивиденды при отсутствии государственного тарифного регулирования. И принцип маржинального ценообразования, применяемый на рынке «на сутки вперед», позволяет успешно решать эту задачу. Однако в ущерб другой стороне — потребителям.

Проиллюстрируем принцип работы маржинального ценообразования на примере покупки на базаре винограда социальным работником для двух пенсионеров, заказавших разное количество товара. На базаре виноград продают два продавца по разным ценам. Разумный соцработник сначала выкупит весь товар у торговца с меньшей ценой и, в том случае если этого товара не хватит для удовлетворения его запроса, докупит недостающий объем по более высокой цене. Потом он отдаст заказчикам необходимое им количество товара по средневзвешенной, с учетом объемов закупки, цене предложения двух торговцев. Таков принцип справедливого рыночного ценообразования. Действительно, оба пенсионера получат заказанный ими виноград по одной цене, причем минимально возможной. Продавцам тоже жаловаться не придется. Каждый из них продаст товар по своей цене. Первый при этом меньше рискует остаться вне рынка. Второй — рискует остаться с нереализованным товаром, если не снизит цены.

Согласно маржинальному принципу, действующему сегодня на ОРЭ, соцработник должен купить виноград и у первого, и у второго торговца по наиболее высокой цене (в нашем случае — по цене второго продавца), заставив первого торговца согласиться на продажу товара по большей цене, чем тот предлагал. При этом пенсионеры вынуждены будут заплатить лишние деньги, а первый продавец получит неожиданную сверхприбыль.

В реальности на рынке электроэнергии все происходит несколько иначе (см. «Как устроено ценообразование на рынке электроэнергии»). Электроэнергия — специфический товар. А рынок электроэнергии — рынок несовершенной конкуренции. В частности, спрос на электроэнергию практически не зависит от текущей ценовой ситуации на рынке, а цена зависит только от коллективного производства электроэнергии на множестве электростанций, различающихся по технологии, мощности и затратам. Признаком несовершенства конкуренции является еще один важный момент — небольшое количество собственников, имеющих рыночную власть. Сейчас компаниям с государственным участием принадлежит 52% установленной в отрасли мощности, а девяти основным частным компаниям-собственникам — 36% установленной мощности. О рыночной конкуренции на ОРЭ при таком количестве основных игроков со стороны производителей говорить несерьезно.

Очевидное следствие маржинального принципа ценообразования на электроэнергию — ущемление интересов потребителей, которые вынуждены приобретать все более дорогую энергию, а также незаслуженная сверхприбыль продавцов. В этих условиях достаточно сколь угодно малого предложения энергии по завышенной цене, чтобы большинство участников могло продавать электроэнергию не по справедливой рыночной, а по этой завышенной, маржинальной цене.

В структуре розничной цены на электроэнергию 61% приходится на генерацию (оптовый рынок), 32% — на передачу (сети), остальное — на инфраструктуру и сбытовые надбавки. Из приведенных пропорций следует, что рост цен в генерации максимально влияет на рост конечной цены электроэнергии.
Риски и последствия

Рынок «на сутки вперед» будет справедливым, если сможет обеспечивать потребителей электроэнергией по ценам, стимулирующим как энергосбережение, так и развитие инновационных процессов в промышленности и ЖКХ. Заниженные цены могут приводить к расточительству у потребителей, а завышенные — к неоправданному снижению ее потребления, неплатежам и невозможности широкого внедрения инновационных технологий.

Используемый сегодня на РСВ принцип маржинальной цены создает крайне невыгодные условия для потребителей и в то же время тормозит модернизацию производства электроэнергии. Потребители вынуждены покупать электроэнергию с рынка по самой высокой цене, что ведет к стагнации их производства. А у целого ряда «благополучных» производителей электроэнергии, получающих незаслуженные, несправедливые бонусы, уменьшается стимул к реконструкции и модернизации своих мощностей. Зачем вкладываться в модернизацию, если можно и так неплохо зарабатывать на продаже электроэнергии?

Полностью либерализованный рынок, который должен заработать в этом году, неизбежно приведет к повышению оптовых цен до уровня маржинальных, соответствующих издержкам наименее экономичных станций и неоправданному ущербу населения, промышленных потребителей во всех сегментах экономики и в социальной сфере.

Использование маржинального принципа формирования цен кроме стагнации потребления неизбежно приведет и к потере конкурентоспособности российских промышленных предприятий и, как следствие, будет подстегивать последних к созданию собственных генерирующих мощностей. В теплофикации этот процесс уже носит массовый характер. В целом же на генерацию частного пользования приходится пока 8,4 ГВт, или 3,8% от совокупной установленной мощности России.

Как уже отмечалось, использование маржинального ценообразования ведет к необоснованному получению сверхприбыли большинством производителей, которые, по сути, ничего не сделали для ее получения. Ведь наибольшую «дополнительную» прибыль получают не те станции, которые особенно нуждаются в реконструкции и модернизации, а станции вполне благополучные. Например, издержки ОГК-4 одни из самых низких в отрасли, на 30% меньше среднего значения по шести тепловым ОГК. При маржинальном ценообразовании ее бонус на рынке будет наиболее значительным. А унаследованное от РАО ЕЭС состояние основного энергетического оборудования на станциях компании — весьма приличное, его физический износ средний в отрасли. Получен обратный эффект: нормальная по техническому состоянию компания получает самый большой выигрыш от действующего ценообразования на ОРЭ, хотя нуждается в этом меньше других.

Еще более вызывающая ситуация возникает в том случае, когда генерирующая компания имеет, скажем, две станции. Одну — большой мощности и достаточно экономичную, вторую — небольшую и неэкономичную, но являющуюся при этом замыкающий в балансе энергорайона (см. «Как устроено ценообразование на рынке электроэнергии»). Тогда в целом для компании экономически невыгодно заниматься модернизацией второй «плохой» станции. Потому что при действующей модели ценообразования она является причиной получения сверхприбыли для первой большой станции. В интересах энергокомпании стоит сохранять плохую станцию как можно дольше.

Системные ошибки в ценообразовании, вызывающие непредсказуемый и непрозрачный рост цен, немедленно приводят к системным неплатежам. Причины их понятны: при сильной волатильности рынка электроэнергии (цены меняются каждый день, каждый час) предприятие-потребитель каждый месяц получает разные счета на оплату электроэнергии и при постоянно растущем ценовом тренде к концу текущего года выходит за рамки своего планового бюджета (зачастую на 30 и более процентов). Энергию израсходовали, а оплатить ее нечем. И так из года в год.

Ценовые риски особенно опасны для малого и среднего бизнеса. Крупному бизнесу легче обойти их, например, за счет создания собственных энергообъектов (генерация частного пользования). Кроме того, крупным промышленным предприятиям — основному источнику налоговых поступлений в своем регионе — проще договориться о специальных ценах на поставку топлива и других льготах.

Маржинальный сбыт

Свою долю маржинальности вносят в ценообразование и сбытовые компании. Они продают электроэнергию конечным потребителям (кроме населения) по ценам, формирующимся на основе механизма трансляции цен с оптового рынка на розничный, к которым добавляются их собственные затраты (на передачу и распределение электроэнергии в данном регионе, на оказание сбытовых услуг и осуществление обязательных платежей инфраструктурным организациям отрасли — Системному оператору и АТС). При этом механизм формирования конечной цены для розничных потребителей остается совершенно непрозрачным. При отсутствии у них квалификации для самостоятельного анализа ценовой конъюнктуры они не могут проверить обоснованность выставленных счетов и вынуждены полностью полагаться на расчеты энергосбытовых компаний.

Такая бесконтрольность открывает перед недобросовестными сбытовиками возможность искусственного завышения цены покупки электроэнергии и мощности с оптового рынка. Например, счета для потребителей могут формироваться на основе максимальных цен покупки с оптового рынка за рассматриваемый период (сутки, неделя, месяц). В полном соответствии с принципом маржинальности цен на ОРЭ. А поскольку российские счета в отличие, например, от европейской калькуляции не содержат подробную почасовую расшифровку, отражающую объемы и цены покупки электроэнергии на оптовом рынке, то дурить клиентов просто. Для этого достаточно выставить клиенту счет не на основе средних значений всех своих сделок на электроэнергию на оптовом рынке, осуществляемых сбытовиком, скажем, за месяц, а только на основе самых дорогих.

При этом существующий розничный рынок системно не регулируется, здесь отсутствует финансовый надзор (в отличие от ОРЭМ, за которым следят и ФАС и ФСТ). Складывается удивительная ситуация, когда интересы промышленных потребителей на государственном уровне защищать некому. Хотя потребители обеспечивают финансовые потоки генерирующим компаниям, сетевым предприятиям и инфраструктурным организациям, они не располагают реальной рыночной властью и протестовать могут лишь неплатежами. В настоящее время задолженность на розничном рынке уже превышает 100 млрд рублей. В дальнейшем ситуация может только ухудшаться из-за грядущего увеличения цен на топливо, которое коснется и российской электроэнергетики. До сих пор электроэнергетика находится на особом положении и имеет особые (демпинговые) цены на газ. Если это положение изменится, то катастрофический рост цен на электроэнергию неизбежен (см. «Сколько будет стоить электроэнергия»).

В сегодняшних условиях потребитель не может получить прогноз цен на электроэнергию и мощность для средне- и долгосрочных периодов, определить зависимость изменения этих цен от технологических характеристик собственного производства, рассчитать наиболее экономичный график нагрузки, эффективно спланировать бюджет расходов на покупку электроэнергии и мощности. Да и квалифицированного консалтинга, который мог бы помочь в этом, на розничном рынке нет.

Между тем организовать контроль за работой непрозрачного сбытового сегмента не только необходимо, но и не так уж сложно, хотя и хлопотно. Опорная информация для аудита существует. Тарифы на передачу, тарифы инфраструктурных платежей, а также сбытовые надбавки для гарантирующих поставщиков определяются регулирующими органами (для коммерческих энергосбытовых компаний — договором), и они неизменны в течение года. Часовые цены оптового рынка для трансляции на розницу по регионам публикуются на сайте АТС. Поэтому дать первичную оценку обоснованности сумм, указанных в счетах на электроэнергию, можно даже на основе этих данных, если известен режим энергопотребления предприятия-потребителя. Зная свои настоящие цены на электроэнергию, потребители смогут аргументированно работать на понижение, то есть вести переговоры со сбытовой компанией с целью получения справедливых счетов. Или сменить сбытовую компанию.
На оптовом рынке электроэнергии принято маржинальное ценообразование : покупатели обязаны приобретать энергию по цене самого дорогого продавца

Возможные системные решения

Действующая маржинальная модель ценообразования на рынке электроэнергии не единственная. Есть другие. Экспертами предлагалось использовать вторую модель рынка «единого покупателя» (см., например, монографию главного научного сотрудника Института систем энергетики им. Л. А. Мелентьева Сибирского отделения РАН Льва Беляева «Проблемы электроэнергетического рынка»). Она в значительной степени снимает все перечисленные выше противоречия. Этот вариант основан на использовании полноценной конкуренции среди производителей энергии. Еще раз подчеркнем, что речь идет о рынке электроэнергии «на сутки вперед».

Однако повсеместный и одномоментный переход ко второй модели в настоящее время вряд ли оправдан. Слишком велики риски очередного реформирования электроэнергетики. Более предпочтительны толерантные меры.

Мы предлагаем одновременно с действующим оптовым рынком электроэнергии «на сутки вперед» ввести в качестве эксперимента вторую биржевую площадку в размере 10–15% от объема РСВ с последующим увеличением его объема. Ее вполне можно организовать на базе одной из действующих торговых площадок (бирж). При этом новую биржу имеет смысл сразу построить на правильных основах и избежать чрезмерно усложненности энергобиржи АТС, переделать которую сейчас под новые правила практически невозможно — это приведет к коллапсу всей торговли. Эту малую биржу можно сделать без изменения законодательства и алгоритма работы Системного оператора: интегрировать торговые графики двух бирж позволяют особенности действующих регламентов АТС.

Чтобы ценообразование на новой площадке стало справедливым, на ней необходимо ввести определенные правила (см. «Если торговать по-новому»), по сути, моделирующие поведение разумного социального работника, закупающего на рынке виноград для пенсионеров. Похожие правила уже существуют в системе ценообразования на электроэнергию в Великобритании (см. «Долой маржинальность»). И в России целесообразно провести аналогичную модернизацию оптового рынка электроэнергии.

1. Пора подумать о потребителях

2. Как устроено ценообразование на рынке электроэнергии

3. Сколько будет стоить электроэнергия

4. Если торговать по-новому

5. Долой маржинальность

Источник информации —

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *